Жилье в обмен на ботинки

Инвалидов заставляют жить в режиме жесткой экономии.

Москвичку Светлану Носачеву органы соцзащиты принуждают отказаться от коляски и ботинок в обмен на квартиру по соцнайму.

Чиновники экономят на самых обездоленных — теперь дошла очередь до инвалидов. «Люди каждый день приходят и пишут, всеми правдами и неправдами заставляют переоформлять ИПР на ИПРА», — рассказывает инвалид первой группы, юрист Светлана Носачева.

ИПР — это старая форма индивидуальной программы реабилитации инвалидов, а ИПРА — новая, вступившая в силу с 2016 года. Согласно закону, переоформлять ИПР на ИПРА инвалид не обязан, старая программа действует до конца срока.

Вот только органы соцзащиты ждать окончания срока действия ИПР не намерены. «Одну девочку уговорили поменять ИПР на ИПРА, — продолжает Светлана. — Она спросила: а что-то урежут? Нет, говорят, не волнуйтесь, все останется так же. Потом выдают на руки бумагу — бац, а по ИПРА ортопедическая обувь ей уже не положена».

Саму Светлану Носачеву тоже заставляют отказаться от обуви: «Говорят, вы все равно ездите на коляске, зачем вам обувь?»

Довод о том, что на коляске на работу в одних носках не поедешь, на соцзащиту не действует. К тому же у Светланы происходит постоянная деформация суставов. Одна пара специальной обуви стоит 15 тысяч, пар нужно минимум две — зимняя и летняя. Работает Светлана волонтером по юридической защите инвалидов, живет с несовершеннолетней дочерью на пенсию 20 тысяч рублей.

Мало того, что ботинки, органы соцзащиты решили заодно и коляску у Светланы отобрать! «По старой ИПР мне выдавали электроколяску, на которой я добиралась до работы, и ручную (автоматическую), на которой я ездила по дому. На электрической по квартире ездить невозможно, все расшибешь, а на автоматической я не доберусь до работы. Чтобы выехать на улицу, мне нужен будет сопровождающий», — говорит Светлана.

Но увы! «У меня ограничение движения верхних конечностей — не могу руки поднять, раздвинуть. Позвоночник ни туда ни сюда. Раньше было положено две коляски. А теперь говорят, не положено».

Стоит электроколяска 160 тысяч, а хватает ее в среднем на пять лет. Деньги для Светланы неподъемные. Кстати, каждый год ей приходится менять аккумуляторы, а это 10 тысяч рублей, половина пенсии!

Если Светлана не откажется от коляски и ботинок, ей не дадут квартиру по соцнайму: согласно заключению врачебной комиссии, ей, как инвалиду, положено специализированное жилье на первом этаже, а не на девятом с лифтом и туалетом, в которые ни одна коляска не въезжает.

«Чтобы получить квартиру, я должна переоформить программу реабилитации с ИПР на ИПРА, то есть отказаться от большинства средств реабилитации, — жалуется Светлана. — Недавно к нам в центр юридической помощи инвалидам обратился практически полностью парализованный мужчина, которому раньше были положены две коляски с увеличенными функциями по 350 тысяч рублей каждая. А теперь и ему сказали, что не положено».

Впрочем, в регионах ситуация еще хуже: там не только о колясках за 350 тысяч, но и о простых ручных колясках за 50 тысяч инвалидам приходится только мечтать. «В Москве начали с 2008 года выдавать электроколяски, — говорит Светлана. — А в большинстве регионов такого нет. Так что инвалидам из регионов с введением ИПРА даже нечего оспаривать!»

По ее словам, помимо колясочников, больше всего от ИПРА пострадали слабослышащие — теперь не всем из них положены слуховые аппараты. Остались без средств реабилитации и другие категории инвалидов.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий