«Снова просится в плен». Почему украинский адмирал готов «сдаться» России


Командующий Военно-морскими силами Украины Игорь Воронченко предложил обменять себя на моряков, задержанных за провокацию в Керченском проливе.

От вида подчиненных в российском СИЗО у Воронченко, как он сам признался, «разрывается сердце». Однако предложение адмирала представляется насколько сентиментальным, настолько и фантастическим.

Не заложники, а правонарушители

«Я бы отправился вместо них в российскую тюрьму», — заверял Воронченко журналистов немецкого издания Bild. Ранее адвокаты украинских моряков призвали квалифицировать своих подзащитных как военнопленных. Один из них — Айдер Азаматов — подчеркнул, что сейчас экипажи трех судов рассматриваются как группа лиц, незаконно пересекших границу России. «Если они будут военнопленными, то нормы национального законодательства Российской Федерации неприменимы, а применимы нормы международного права. И это будет влиять на их дальнейшее содержание», — объяснил защитник. Адвокаты пока не раскрыли детали того, каким образом они намерены убедить российские власти, что их подзащитные — пленники, а не правонарушители. Ведь Киев, несмотря на воинственную риторику, войны Москве не объявлял. А военнопленными признаются лишь те, кто попал в руки противника в ходе международного конфликта.
Правда, украинские власти объявили военное положение в десяти областях своей страны. Но сделали они это, исходя из сугубо внутриполитических расчетов, — на отношениях России и Украины этот шаг Киева никак не отразился. Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин отмечает, что обмен моряков на командующего ВМС относится к «фантазиям украинского адмирала». «Украинские моряки были задержаны на законных основаниях, как не выполнившие требования к проходу военных судов через особо охраняемые территориальные воды. Это было запротоколировано. Сейчас следствие ищет в их действиях состав преступления или административного правонарушения. Они не заложники. А адмирал ничего не нарушал. Если хочет сдаться в плен — пусть приезжает и сдается. Россия не захватила заложников, были задержаны правонарушители. Заявление адмирала с точки зрения права — издевательство над здравым смыслом», — объясняет юрист.

«Если моряки выполняли его (Воронченко. — Прим. ред.) незаконный приказ, то другой разговор — пусть приезжает и дает показания. Суд будет решать, кто больше виноват — он или его подчиненные, и на этом основании распоряжаться судьбой моряков. А пока его заявления выглядят как попытки помешать следствию», — добавляет эксперт. К слову, обмен осужденными Украина и Россия могут производить по действующей Минской конвенции от 1993 года. В этом случае страны направляют друг другу осужденных для отбытия наказания на родине.

«Он нам даром не нужен»

Воронченко, как он сам рассказывает, был задержан во время «Крымской весны» в марте 2014-го российским спецназом. Тогда он командовал береговой обороной Вооруженных сил Украины. СМИ в Киеве преподнесли этот случай как пленение тогда еще сухопутного генерала. «В плену» будущий адмирал был недолго, но воспоминания сохранил яркие. «Три дня я отказывался кушать», — рассказывал он потом журналистам обстоятельства своего пребывания в руках «захватчиков». Впрочем, отмечал, что обращались с ним хорошо. «Нормальное общение (было). Вопросов к этому нет. <…> Они добропорядочные люди», — рассказывал Воронченко о «пленивших» его военных. После этого краткого эпизода военачальник вернулся на Украину. И в 2016 году, будучи танкистом по специальности, встал у руля украинского флота.

В 2014-м он был задержан как человек, пытавшийся применить вооруженную силу. С ним поговорили, и его отпустили, — рассказывает историк флота, писатель, капитан первого ранга Владимир Шигин. — Теперь он второй раз просится «в плен». Может, ему так понравилось у нас. Это что-то из разряда садо-мазо. Но это все шутки. А как военному человеку ему можно предложить: если ты такой храбрый, то приезжай». По мнению Шигина, украинских моряков «просто жалко». «Если он так сейчас волнуется за своих подчиненных, то о чем он думал раньше? Им было подписано распоряжение — скрытно выдвинуться в район Керченского пролива и пройти под мостом. Скрытно пройти под мостом невозможно, это полный бред. Сейчас он понимает, что (президент Украины Петр) Порошенко уйдет от ответственности за эту акцию, поэтому рвет на себе волосы и льет крокодиловы слезы. Он человек, далекий от военного флота, он — танкист с идеями о создании некоего берегового флота. Что такое береговой флот? Корабли на колесах? Ну ладно, он некомпетентен, но и человеком оказался неадекватным», — считает историк.

«Идейных» на идейных

Четвертого декабря Киев предложил обменять украинских моряков на кого-то из более чем трехсот человек, осужденных на Украине «за антигосударственную деятельность». Об этом заявил генеральный прокурор Украины Юрий Луценко. На каких правовых основаниях может быть произведен обмен, глава надзорного ведомства без диплома юриста не сообщил.

Директор Центра евразийской интеграции, бывший представитель МИД самопровозглашенной Донецкой народной республики, политолог Константин Долгов объясняет, почему с Киевом надо держать ухо востро при любых обменах. «Наши киевские «партнеры» лишены политической субъектности, за ними стоят другие государства. По поводу практики Киева в подобных случаях могу привести такой пример: самый крупный обмен пленными был в декабре 2014-го — украинцы тогда менялись с ополченцами Донбасса. Более двухсот человек поменяли. Потом выяснилось, что среди выданных в республики — много завербованных украинскими спецслужбами для проведения операций на территории ДНР. Половина вообще была случайными людьми, буквально пойманными Службой безопасности Украины на улице «для числа». Поэтому надо смотреть, кого мы меняем: с той стороны нам могут предложить тех, кто в Сети опубликовал мем на Порошенко или репостнул картинку против повышения коммунальных тарифов. Этих людей жалко, но не надо давать повода Киеву хватать людей «для количества» и последующего обмена, нужен принципиально иной механизм их освобождения, в противном случае их будет становиться все больше и больше», — высказывает мнение эксперт.

Долгов не исключает и такой «фантастический» сценарий обмена: «Как вариант — российский суд может принять решение о депортации моряков на Украину, но при этом отправить их в ДНР. С точки зрения российского законодательства это территория Украины. А там уже придумают, что делать с «героями»: судить или поменять на тех, кто попал в плен к Киеву».

У Москвы и Киева уже есть опыт обмена задержанными и осужденными. В конце октября в Крым вернулись семеро членов экипажа российского сейнера «Норд», захваченного украинскими властями в Азовском море. На Украину из России в ответ отправились семеро моряков украинских рыболовецких судов. Но самой шумной историей был обмен в мае 2016-го украинской военнослужащей Надежды Савченко на россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева, задержанных силовиками в Луганской области. А в июне того же года осужденных в России украинцев Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко вернули в Киев. Одновременно украинские власти выслали в Россию одесских журналистов, граждан Украины Елену Глищинскую и Виталия Диденко — их обвиняли в сепаратизме. Стороны назвали это синхронным освобождением.

По мнению бывшего депутата Одесского городского совета, политтехнолога Игоря Димитриева, «Москва может потребовать освобождения как минимум десятков людей, в том числе и граждан Российской Федерации». «Многие осуждены на Украине по сомнительным обвинениям. В том числе, например, по делу 2 мая — привлекали тех, кто выжил в ходе беспорядков в Доме профсоюзов. О них редко вспоминали в эти годы. Хотелось бы продемонстрировать, что Россия помнит о тех, кто показал себя русско-ориентированным. И это был бы равноценный обмен. Экипажи украинских судов были укомплектованы идейными моряками, которые знали, на что шли, хоть и сдались без боя. Так надо дать им возможность стать героями на Украине — поменять «идейных» на идейных. Мы покажем, что русские своих не бросают, а Киев пусть делает со своими «героями», что захочет. На Савченко мы все уже посмотрели», — напоминает Игорь Димитриев.

Читайте также: Госдеп как «обезумевший доктор». Что стоит за ультиматумом в адрес России

РИА Новости, Антон Лисицын

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий