Украинские политики в ожидании санкций сдают России коллег


Президент России Владимир Путин наконец-то угодил украинцам. Он объявил, что против ряда физических и юридических лиц Украины будут введены экономические санкции, запрещающие им вести бизнес на территории России и выводить капитал с ее территории.

На фоне принятого Верховной радой закона о полном прекращении экономических отношений с Российской Федерацией этот сугубо милосердный шаг помогает Украине окончательно «попрощаватыся» с Россией, объявленной агрессором и стратегическим противником. И более того — сохранить лицо президенту Порошенко, который уже несколько десятков раз объявлял об окончательном разрыве, а товарооборот между нашими странами тем временем неуклонно рос — в 2017 году почти на 30%.

Конечно, введение санкций давно ожидалось. Украина так долго выпрашивала ответ на свои провокации, что многие россияне недоумевали: разве не очевидно, что пора ответить на бесконечные выходки небратьев? Явно нервничали и украинские политики, считая терпеливое молчание русских неким зловещим предзнаменованием, после которого грянет буря. В эфирах ток-шоу депутаты, министры и специально обученные PR-эмиссары правительства и администрации президента задиристо сообщали, что им не страшен серый волк и, мол, экономика Украины при поддержке крайне благосклонного к ней мирового сообщества выдюжит и не такое.

И вот наконец час настал. Санкции анонсированы. И хотя премьер-министр Медведев лишь в самых общих чертах дал понять, кого они коснутся, конспирологические версии в СМИ и особенно в соцсетях уже заиграли новыми красками.

Реакция на услышанное может быть описана такими словами: растерянность, возмущение, запальчивость, стенания. Во всех СМИ решение российского президента язвительно называют небратским. Стилистика статей выдержана в духе времен культа личности — вплоть до призывов раздавить гадину в ее гнезде. В общем, царит традиционный украинский уроборос под названием «Зрадопереможная ганьба», в котором предательство кусает за хвост победу, а та замыкает круг позором.

Рассмотрим же основные тренды.

Во-первых, отрицание важности грядущих санкций.

Нынешняя власть Украины там, где это не затрагивает ее личные бизнес-интересы, уже максимально ограничила уровень сотрудничества. Поэтому многие аналитики проблемы в упор не видят: «Мы первые решительно порвали все экономические связи со страной-агрессором, так что ее булавочные укусы нам нипочем». Как уже было сказано, связи порвали отнюдь не все — иначе откуда рост товарооборота и российский статус главного инвестора Украины?

Едва ли не весь уголь Украина получает из России, что в свете ожидающейся суровой зимы является критически важным обстоятельством. Россия также поставляет на Украину твэлы для атомных станций, и, несмотря на многолетние заверения украинской власти, что они вот-вот будут заменены на стержни от Westinghouse, Ненька продолжает закупать топливо у русских. Россия также поставляет на Украину автобусы и трамваи, металл, удобрения и много всяких других прекрасных вещей, включая газ, хотя и сложным неочевидным путем.
Санкции в виде запрета кредитования и вывоза капитала могут сильно ослабить позиции украинских аграриев, химиков, переработчиков и представителей других секторов экономики, ведь на нее не действует аутотренинг, гимнопение и скачки на центральной площади Киева.

Но некоторые основания для оптимизма у украинцев тем не менее имеются. Поскольку санкции обещаны не секторальные, а точечные, украинские власти надеются, что традиционно пробегут между струйками дождя. И что милосердные небратья не станут депортировать ту пару миллионов заробитчан, которые вливают в хлипкую экономику родины миллиарды долларов. И что не откажут в продаже твэлов, потому что авария на АЭС — то же, что взрыв атомной бомбы: радиация накроет всю Европу.

Во-вторых, заверения в том, что с санкциями будет намного лучше, чем без них.

«Импорт заместим, найдем другие рынки сбыта, установим кооперацию со странами Востока», — уверенно обещают аналитики, избегая отвечать на вопрос, что мешало делать это пять постмайданных лет на фоне разрыва всех-превсех экономических связей с Россией и науськивания своих сюзеренов на все новые санкции против нее? Впрочем, секта свидетелей евроинтеграции и поступательного движения Украины вперед обработана навевающими сон золотой проповедниками настолько эффективно, что благодарит родное правительство даже за двадцатитрехпроцентный рост тарифов на газ. Все же формат «слабоумие и отвага» необыкновенно востребован в сегодняшней Украине. Особенно активны дистанционные патриоты-теоретики, подъедающиеся в Москве или других мировых столицах, где им тепло и сытно.

В-третьих, проклятия в адрес страны-агрессора.

Россия, утверждают проклинающие, вместо того чтобы каяться и просить прощения, цинично решила ввести санкции против Украины. Эта большая группа граждан выступает с привычным рефреном «А нас за що?», искренне полагая, что подвергается санкциям незаслуженно и подло. Впрочем, тут же и оговаривается — ничего у вас не получится, сгинут, мол, наши вороженьки, как роса на солнце… Утешаются граждане также идеей о том, какой грандиозный удар Россия нанесет себе своими же санкциями против Украины. Ведь, считает УНИАН, «Путина захлестывает негодование по поводу непокорности Украины, становящейся на ноги, поэтому он решил как-то помешать этому становлению». Даже себе в ущерб.

В-четвертых, мольбы в адрес страны-агрессора.

Хнычущая часть слабых духом представителей гражданского общества с вариациями на тему «Сами мы не местные, подайте Христа ради», безусловно, подвергается остракизму и презрению со стороны другой части, но имеет место быть. Так, например, некто Василий Вакаров, львовский политолог, в эфире телеканала «Россия 1» жалостно и даже, как он выразился, «униженно» просил российскую власть подумать об участи простых украинцев, которые ни в чем не виноваты: «Вы же будете давить простых украинских предпринимателей. Вы же даже списки не полностью опубликуете. Разберитесь! У нас такой плохой бюджет! Как жить?!» Логично было бы просить милосердия к простым украинцам у власти собственной страны, но это почему-то не приходит в головы ходатаев.

В-пятых, торг по поводу направлений удара и конкретных имен.

Забавно наблюдать, как украинские гости в эфирах федеральных каналов подсказывают россиянам, кого именно нужно подвергнуть санкциям. «Можно обратить внимание на Коломойского или, например, Ахметова, который имеет шахты в Ростовской области. Или вот у Фирташа отобрать «Крымский титан». Можно и у Новинского отнять, а чего он. А у Петра Алексеевича давно уже нет в России никакого бизнеса», — на голубом глазу согласным хором выступают хронические участники российских ток-шоу.

И наконец, в-последних — в-шестых — конспирология на тему «С помощью санкций Россия будет вмешиваться в наши выборы».

Об этом с необходимыми дипломатическими экивоками в эфире одного из украинских каналов рассуждает, например, Константин Грищенко, бывший министр иностранных дел Украины: «Россия покажет, кого она хотела бы видеть будущим президентом Украины, ведь нынешняя наша власть ей не нравится. Мы увидим, кто подвергнется санкциям, а кого россияне поддержат. Из этого будет понятно, на кого делает ставку Россия». Спасибо, Капитан Очевидность.

А ведь речь идет лишь о разумном прагматичном желании иметь рядом с собой дружественного соседа, а не гнездилище радикальных националистов с идеями реванша. И если эти радикальные националисты параллельно с прокламациями о разрушении ненавистного Мордора имеют на его территории свои гешефты, так почему бы не пресечь это очевидное противоречие к пользе всех сторон?

Между тем разные украинские источники называют целый легион депутатов Верховной рады, министров, чиновников, активистов, у которых на территории России есть свой «свечной заводик». Пресловутая фабрика «Рошен», принадлежащая президенту Порошенко, с некоторых пор не работает, но и не продана. А весь Крым, утверждают свидетели, буквально завален рошеновскими конфетками. Впрочем, заверяют расследователи, Петр Алексеевич имеет на территории России целый ряд бизнесов, оформленных через серию посредников.

С одной стороны, таким образом, санкции, если они будут серьезными и ощутимыми, а не декоративными, как кое-кто надеется, могут сильно досадить украинским предпринимателям, включая олигархов. С другой стороны, невключение в черный список компрометирует фигурантов украинской политической сцены, которых нервная нацистская община тут же заподозрит в аффилированности с Кремлем. А это в преддверии выборов, считай, смертный приговор.
Игра здесь может быть весьма тонкой…

P. S. На днях в предместье Киева заседала российско-украинская комиссия по рыболовству в Азовском море, чтобы традиционно разделить квоты на вылов. Деловое собрание было прервано визгливой истерикой депутата Рефата Чубарова, который обвинил украинские власти в том, что они пустили на заседание представителя страны-агрессора, врага и агента Кремля. Удивительно, что никто не пресек его вопли, ведь в результате деловая встреча была сорвана, а квоты не распределены. Украинские рыболовы понесут очевидные убытки, и только Чубаров, своими дикими выходками не раз наносивший непоправимый вред родине, останется безнаказанным.

Отсюда у созерцателя возникает резонный вопрос: нужны ли против Украины санкции, если она справляется с саморазрушением на ять? Впрочем, это уже лирика.

Читайте также: У вас нацисты во власти! – Al Jazeera раздолбала украинского вице-премьера

Нюра Н. Берг, РИА Новости

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий